FUNLOL

17 декабря 1981 года в школу №12 на окраине города Сарапула зашли двое солдат.
 
Их даже и не думал никто останавливать. По словам очевидцев, доверие к Советской Армии в то время было практически безграничным. Однако этими двумя оказались дезертиры, самовольно покинувшие за несколько часов до этого войсковую часть 248–й мотострелковой дивизии – 21–летний Ахметжан Колпакбаев и 19–летний Александр Мельников, оба члены ВЛКСМ. Они вооружились двумя автоматами Калашникова со 120 патронами, покинули пост и направились в школу.
 
Вообще, можно сказать, террористам не повезло с самого начала. Они шли совсем в другой класс — 10 «А», так как считали, что в ней учатся дети командира части, и тогда события могли пойти совсем по иному, куда более драматическому сценарию, но по случайности этот класс отпустили в тот день раньше. И, побродив по школе, они остановили выбор на кабинете биологии где находился 10 «В».
Солдаты сообщили учительнице Людмиле Верховцевой, которая вела урок биологии, что школьников нужно оставить в классе после занятия для разговора о пропаже оружия.
В части накануне действительно пропало несколько противотанковых мин (и, как позже выяснилось, боеприпасы действительно стащили… семиклассники), весть об этом быстро разнеслась по небольшому городу и дежурный учитель спокойно впустила солдат в школу.

Преподавательница рассказала об этом директору Льву Лапину и выполнила просьбу. После этого Колпакбаев и Мельников закрыли дверь кабинета с 25 учениками внутри и произвели автоматную очередь в потолок, которую заглушил звонок на урок. Директор школы пытался войти в класс, но только услышал из–за дверей, что ребят взяли в заложники. Захватчики требовали загранпаспорта, визы и самолет для вылета в США или любую другую капиталистическую страну. В противном случае злоумышленники грозились расстрелять всех заложников.
Колпакбаев и Мельников заставили учеников загородить окна партами и учебными таблицами. Захватчики посадили школьников на пол и держали их на дистанции, подальше от входа и окон
Сразу после этого директор школы № 12 связался с милицией и КГБ. Так в переговоры с дезертирами вступил молодой капитан КГБ Сарапула Владимир Орехов.
Они так и называют его до сих пор — «капитан Орехов», хотя ему за шестьдесят, и он давно уже генерал–майор, правда, налоговой полиции.
Владимир Орехов, тогда, в 1981–м году, начальник Сарапульского горотделения КГБ, только что вернулся с обеда, когда ему доложили — в 12–й школе захвачен в заложники класс.
 
— Я не поверил, — какие заложники, да еще у нас, в Сарапуле, — какая–то несуразная информация. Это же 1981 год был, — рассказывает он. — Но на всякий случай посылаю туда сотрудника, который курировал образование — разберись, что к чему. Он уехал, и вдруг я вижу, что из помещения горотдела милиции, который был напротив нас, выскакивают сотрудники в касках и с автоматами. И я рванул в школу.
 
В первые минуты в школе было немало ненужной суеты, что понятно — ни у кого опыта действий в такой ситуации попросту не было. Например, многие вспоминают пожарные рукава, зачем–то там и сям раскатанные по школе — пожарные тоже приехали, видимо, «на всякий случай». Но в основном все действовали правильно. Например, тут же была развернута станция переливания крови — «2 автомата и 30 человек, это более, чем серьезно».
 
Тут же было выставлено двойное оцепление, и очень вовремя. Потому что весть о ЧП с быстротой молнии распространилась по городу, и к школе начали стекаться родители десятиклассников, их друзья и знакомые, да и просто горожане, которые спешили на помощь детям. Некоторые горячие головы предлагали «идти на штурм», но оцепление держалось стойко.
 
Захватчики требовали загранпаспорта, визы и самолет для вылета в США или любую другую капиталистическую страну. В противном случае злоумышленники грозились расстрелять всех заложников.
 
В это же время председатель КГБ СССР Юрий Андропов направил в Ижевск спецсамолет с группой «А» – предшественником легендарного подразделения спецназа КГБ «Альфа».
 
Владимир Орехов вспоминает, что школьников можно было эвакуировать, когда захватчики отпускали их в туалет. Но ради безопасности оставшихся заложников сотрудники КГБ возвращали вышедших из кабинета обратно. Да и они сами не хотели бросать своих одноклассников. Это произвело впечатление на Колпакбаева и Мельникова – они доверились капитану Орехову и впустили его в класс. После этого он начал обсуждать с дезертирами дальнейший план. Офицер объяснял солдатам в необходимости оформления для них загранпаспортов для полета в США, которое потребует времени. Террористы согласились с этим.
 
Спустя некоторое время началась «психологическая обработка» Колпакбаева и Мельникова. С помощью школьного радио приехавший в Сарапул председатель КГБ УАССР генерал Борис Соловьев уговаривал их отпустить учениц 10 «В». Это подействовало: в 19:40 освободили 15 девочек, а в 21:20 – еще троих. После этого в заложниках остались восемь парней.
 
На преступников выписали паспорта. Их привезли к утру. Район происшествия контролировали военнослужащие конвойного полка внутренних войск. Сам класс с дезертирами и заложниками и подступы к нему заблокировали оперативники местных органов Комитета госбезопасности военнослужащими местного полка МВД.
 
В следующий раз Владимир Орехов зашел в захваченный класс в 5 утра. Он сказал Колпакбаеву и Мельникову, что паспорта готовы и держать учеников в заложниках больше не имеет смысла. Офицер сказал школьникам идти с ним и убедил дезертиров, что пошел за паспортами. Также капитан Орехов «обрадовал» злоумышленников тем, что у входа их ждет машина, а самолет готов к полету в США.
 
Когда Орехов покинул класс, то они все поняли. Они остались без заложников и начали орать: «Где Орехов?!». Их могли застрелить снайперы, но командир «Альфы» Геннадий Зайцев сказал, что возьмет деморализованных захватчиков без крови.
 
Две группы подобрались к дверям класса. Чтобы не стучать броней в гулких коридорах школы, пришлось снять ботинки и идти в носках. Александр Мельников как раз зачем–то вышел в коридор. Замер, увидев спецназ, бросил автомат и забежал обратно в класс. Вторая группа в тот же момент пошла на штурм, выбив дверь. Второй дезертир выстрелить не успел или не захотел — оружие выбили из рук, обоих скрутили.
 
Владимир Орехов, еще несколько месяцев, как ключевой свидетель ездил, на суды. Ахметжану Колпакбаеву дали 13 лет тюрьмы, Александру Мельникову — 8 лет заключения.
 
Реконструкция освобождения группой «А» Сарпульской средней школы №12.
 
Никто из 25 учеников 10 «В» класса не пострадал во время захвата. Через два дня они как обычно пришли в школу на занятия.
Практически сразу после освобождения детей и их родителей вызвали в КГБ Сарапула и взяли с них подписку о неразглашении. Запрет сняли только через 15 лет.
 
Захваченные ученики 10 «В» класса школы № 12 Сарапула получили от КГБ страны наградные часы за проявленную стойкость и высокое чувство коллективизма в отражении опасных для жизни действий преступников.
 
Операция по освобождению заложников прошла настолько бесшумно и успешно, что о захвате школы не знали в других районах Сарапула. За ее проведение капитан Владимир Орехов получил нагрудный знак «Почетный сотрудник органов госбезопасности». Полковнику Борису Соловьеву вручили орден «Красной Звезды».
 
Благодарность Владимиру Орехову от бывших учеников захваченного 10 «В» класса. 22 марта 1996 г. (я так понимаю после снятия запрета через 15 лет)

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

admin
Author: admin